Рафаэль

¡VIVA RAPHAEL!

Загадки биографии

Недавно я получила посылку, которая стала для меня поистине драгоценной – ведь там были новые диски моего любимого Артиста. В одно из воскресений, когда появилась возможность отложить все дела в сторону, я решила порадовать свою душу, с трепетом открыла коробочку, на которой было написано ¡VIVA RAPHAEL! , поставила на проигрыватель CD и принялась разглядывать буклет. Надо сказать, что когда я получила посылку и сняла полиэтиленовую упаковку, я сразу почувствовала запах новой книги и поняла, что это не обычная пластмассовая коробка, а когда я открыла эту чудесную картонную коробочку и увидела, что там внутри - я пришла в неописуемый восторг. Потом я вспомнила – да, я видела на сайте Мигеля фотографию, на которой были изображены эти диски, вложенные в картонные конвертики – совсем как раньше упаковывали грампластинки, только меньшего размера. Какое счастье держать их теперь в своих руках!

Увеличить


Рассматриваю буклет, любуюсь фотографиями, читаю оглавление, снова и снова перелистываю странички. Читаю заголовок вступительной статьи и первый абзац:

RAPHAEL
Con PH y en mayúsculas

Por Daniel Llorens Vidal

Raphael tenía claro, desde el primer momento, que no quería llamarse Rafael Martos en los discos y sobre los escenarios. Por eso, en sus primeras actuaciones se hizo llamar Rafael Granados o Marcel Vivanco. "No podía llamarme Rafael, así, sin más. Y tampoco quería usar mi apellido. Tenía que ser Rafael... algo. Lo que fuera. O sólo Rafael, pero... con algo", explica el artista en su libro de memorias "¿Y ahora qué?".


Что я вижу?

explica el artista en su libro de memorias "¿Y ahora qué?".

Что это - "¿Y ahora qué?"

НОВАЯ КНИГА РАФАЭЛЯ?!

У меня возникло непреодолимое желание выяснить это, и я принялась за перевод.

Итак:

РАФАЭЛЬ
С «PH» и заглавными буквами

C самого начала Рафаэлю было ясно, что он не хочет называться Рафаэлем Мартосом на дисках или на сцене. Поэтому в своих первых выступлениях он просил называть его Рафаэль Гранадос или Марсель Виванко. «Я не мог называть себя просто Rafael, это было бы слишком обычно. И так же не хотел использовать свою фамилию. Во всяком случае, это должен быть Рафаэль…такой-то. Или только Рафаэль, но…с чем-то еще», - поясняет артист в своей книге воспоминаний "¿Y ahora qué?"

Увеличить


Канул в Лету 1962, когда он записал первый пробный диск с этикеткой «Philips» и назвал себя Raphael, внеся в свое артистическое имя те самые символы PH. «Малыш, твоя первая перемена будет заключаться в том, что сперва тебя будут называть Rapael, а в Андалусии тебе скажут Rapaé, соображая при этом, как бы еще поиздеваться”,- так говорил своему другу Пако Гордильо, его первый менеджер. Но Рафаэль твердо решил: буду Raphael, потому что «PH усиливают графический и визуальный эффект моего имени. C другой стороны, я был согласен называться Raphael, только именем, без какой-либо фамилии".

Рафаэль Мартос родился в Линересе (Хаен) 5 мая 1943 года, и едва лишь ему минуло 4 года, он поступил в хор школы капуцинов в Мадриде, что позволило ему спустя несколько лет принять участие в конкурсе, который проводился в Зальцбурге (Австрия), где в свои 9 лет он был признан лучшим детским голосом Европы. «Соловью из Линареса» суждено было превратиться в кумира масс и стать популярным испанским певцом мирового уровня.

После записи своего первого диска и совместных уроков пения с очень юной Росио Дуркаль, о которой он всегда вспоминает, как она оплачивала метро и бутерброды с жареными кальмарами, Рафаэль начал стремительную карьеру, в которой один успех следовал за другим: побеждает в Бенидорме в 1962 с песней "Llevan" и получает награду из рук самой Марисоль, дебютирует в кино с фильмом «Близнецы», записывается в Париже под руководством легендарного Эдди Барклая, а в 1964 подписывает контракт с компанией Hispavox, чтобы работать с такими выдающимися музыкантами, как Вальдо де лос Риос и Рафаэль Трабучелли, которые среди многих других сказали свое слово в международной музыке. И записывает, вопреки мнению многих, «Песню барабанщика» (или «El niño del tambor",», как ее называли в Америке), сделавшую его фигуру любимейшей и популярнейшей среди других артистов страны, которая практически замирала у телевизоров каждый раз, когда он вновь появлялся на черно-белом экране.

Увеличить


В 1965 наступил поворотный момент не только в его собственной карьере, но и во всей испанской поп-музыке: на таких концертах люди обычно танцевали и не очень-то внимательно слушали исполнителя, но на своем выступлении в театре Сарсуэлы он отстоял достоинство музыкальной мелодии и добился, чтобы публика в течение трех часов сидела, пребывая с ним на сцене всеми пятью органами чувств. «То 5 ноября разорвало порочный круг», - признает Рафаэль.

Выступление в театре Саруэлы определенно возвысило молодого певца, а фестивали Евровидения 1966 и 1967 послужили укреплению и умножению его популярности на европейских рынках. Несмотря на низкую оценку его выступления, песни "Yo soy aquél" y "Hablemos del amor" стали гимнами целого поколения и распахнули перед ним двери величайших залов мира: парижской «Олимпии», «Дворца Музыки» в Мадриде, лондонского «Палладиума», нью-йоркского «Мэдисон Сквер Гарден», мексиканского «Эль Патио»…

Увеличить


И кроме того, послужили - как стартовый выстрел из пистолета - началом успешной кинематографической карьеры.

«Эти фильмы до сих пор остаются чрезвычайно кассовыми, их персонажи были созданы исключительно для меня… Однако это всегда была роль певца. Попытки использовать феномен Рафаэля в кино». Именно такими были главные роли в фильмах "Cuando tú no estás" (1966), "Al ponerse el sol" (1967), "Digan lo que digan" (1968), "El golfo" (1968), "El ángel" (1969), "Sin un adiós" (1970), "Volveré a nacer" (1973) y "Rafael en Raphael" (1975). Надо упомянуть и мексиканскую теленовеллу "Donde termina el camino" (1978).

«Кино только слегка соскребло слой поверхности актера, который покрывает меня. Поэтому я до сих пор надеюсь. Надеюсь, никогда не отчаиваясь», - пишет Рафаэль в своих воспоминаниях, а несколько лет спустя, в 2000 году в полной мере демонстрирует свой драматический талант, исполняя на подмостках мадридского театра Nuevo Apolo сложную заглавную роль в мюзикле «Джекилл и Хайд».

Увеличить

За свою более чем 50-летнюю карьеру вместе со своей армией поклонников Рафаэль прошел блестящий путь, ознаменованный более чем 60 альбомами, опубликованными во всем мире, 425 Золотыми дисками, 48 Платиновыми, а так же Урановым диском, врученным ему в 1982 году, когда число проданных дисков превзошло фантастическую цифру 50 миллионов, что до сих пор остается уникальным явлением в среде звезд мировой эстрады.

Он пел на японском, итальянском, французском, немецком, португальском и английском языках - только лишь из любезности к своей публике, потому что Рафаэль, разрушая своим обаянием географические и языковые границы, сумел покорить ее исполнением песен на родном языке: «После триумфа в Японии и Австралии в семидесятые я понял, что иностранная публика буквально дрожала от восторга, видя меня поющим на испанском языке». К слову, в те годы Рафаэль даже получил награду Московского университета за то, что способствовал значительному повышению интереса к языку Сервантеса среди студентов бывшего СССР.

В семидесятые Рафаэль триумфально побеждал с "Los amantes", "Te estoy queriendo tanto", "Somos", "El gondolero" y "Amor mío".

Затем, в восьмидесятые, его лавры вновь зазеленели под символичными названиями "Qué sabe nadie", "Provocación", "Como yo te amo", "Frente al espejo", "Estar enamorado", и среди многих других - "En carne viva", которая уже превратилась в одну из самых знаковых песен в его карьере.

Увеличить

Успех оставался его самым верным попутчиком и в девяностые, десятилетие, в котором первым номером прошли "Maravilloso corazón", "Ave Fénix" и "Escándalo", чтобы затем, после победы над тяжелой болезнью, которая встревожила всех его приверженцев, дать поворот на 180 градусов и удивить всех "Maldito duende", "Desmejorado" или - если для ровного счета упомянуть третье название - "Ahora".

«Малыш из Линареса», удостоенный королем Испании Золотой Медали Изящных Искусств и трижды номинированный на премию Грэмми, вероятно, знаком с формулой успеха. С начала прошлых шестидесятых и до конца первого десятилетия XXI века он не перестает быть «на гребне волны». Может быть, его секрет заключается в тесном контакте с публикой, его способности к перевоплощению и изобретательности, и он никогда не перестает быть тем самым Рафаэлем, будь то известная классика Мануэля Алехандро или Хосе Луиса Пералеса в новом и оригинальном звучании, или погружение в будоражащие душу песни Мартинеса Ареса или Энрике Бунбури.

«Есть артисты, которые хорошо поют благодаря своим вокальным данным, или за счет мастерства исполнения. Рафаэль сочетает в себе и то, и другое. И даже больше. Если страсть сильнее красивой песни, если драма переходит границы музыки - это и есть Рафаэль», - говорит его почитательница и друг Аляска. И понятно, что еще многое не раскрыто. Рафаэлю предстоит еще долгий путь, который надо пройти, и множество песен, которые надо спеть. И записать. И это действительно так, ведь сам артист признается, что «лучшее еще впереди».

Увеличить

Мне очень понравилась эта статья, но вопрос для меня так и остался открытым, несмотря на то, что я точно  знаю, что приведена цитата из 7 главы «¿Y mañana qué?».

О какой же книге идет речь?

А вдруг это не опечатка?

Перевод и комментарии: Лики Т.

Опубликовано на сайте RaphaelSpace.com 17 февраля 2010 года,
восстановлено 8 апреля 2010 года.



Главная - Новости - Биография - Песни - Видео
Principal - Noticias - Biografia - Canciones - Video
© Copyright 2009 - www.raphaelspace.com